Back to top

ВСЕ НОВОСТИ

12-01-2021

Феномен исторической памяти

Феномен исторической памяти

В 2018–2020 гг. на кафедре истории России Исторического факультета Таврической академии КФУ им. В.И. Вернадского реализовывался и был успешно завершен исследовательский проект «Память о Великой Отечественной войне в городах-героях Юга России (Волгоград – Севастополь – Керчь – Новороссийск), 1945-1991 гг.», финансирование которого осуществлялось за счет гранта Российского фонда фундаментальных исследований. Рассказать о результатах работы мы попросили его руководителя, доцента кафедры истории России Алексея Попова.

 

- Как и почему возникла концепция этого исследовательского проекта?

 

-Данный проект полностью выполнялся на нашей кафедре, кроме меня его участниками стали профессор О.В. Романько, доценты Т.А. Гогунская и А.Ю. Манаев, аспирант Иван Исак. На этапе подачи заявки стало понятно, что, уже имея исследовательский задел в вопросах военной, политической, социально-культурной истории, деятельности по охране памятников, мы можем объединить усилия на рассмотрении феномена возникновения и развития памяти о Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. в городах-героях, которые были и остаются крупнейшими мемориальными центрами Юга России.

Для современных социально-гуманитарных наук характерно  значительное внимание к вопросам исторической памяти, сформировалось мощное исследовательское направление, которое на Западе называют memory studies. Однако зачастую отечественные исследователи подходят к этой теме описательно или же некритично используют в качестве методологической основы работы только самых известных западных авторов, таких как Б. Андерсон, А. Ассман, П. Нора, М. Хальбвакс. Между тем, феномен исторической памяти состоит из нескольких составляющих – содержательной (кого и что помнят?), акторной (кто и почему помнит?), коммеморативной (как помнят?). Соответственно, для изучения исторической памяти требуется сложный, разнообразный и действительно междисциплинарный методологический инструментарий. Включение в объект исследования, помимо крымских городов-героев, также Новороссийска и Волгограда, было связано с желанием получить более широкую сравнительную перспективу. Хотя большую роль здесь сыграл и «фактор Крымского моста» – его открытие способствовало пространственной и символической интеграции регионов Южного федерального округа, реально облегчило научные контакты и поездки.

 

-Можно считать данный проект успешным?

 

- На мой взгляд, это очевидно. Ведь, к примеру, если говорить о количественных показателях, то за три года было опубликовано 46 научных статей, из которых 3 – в журналах, индексируемых в базах Scopus и Web of Science. Промежуточные результаты были представлены на 58 конференциях, из которых 17 имели статус международных. Мы также старались интегрировать свое исследование с образовательной и воспитательной деятельностью нашего вуза. Студенты КФУ участвовали в фотографировании и картографировании мемориальных объектов, анкетировании жителей городов-героев, разработке историко-патриотического маршрута «По городам-героям Юга России». Вместе с коллегами мы неоднократно выступали на радио и телевидении, принимали участие в съемках документальных фильмов, давали комментарии печатным и электронным СМИ по вопросам, так или иначе связанным с мемориальной тематикой. В 2021 г. по итогам проекта планируется издать монографию «Звезды немеркнущей славы: память о Великой Отечественной войне в городах-героях Юга России (1940–1980 гг.)».

 

- В чем специфика памяти о Великой Отечественной войне в Советском Союзе? Она отличается от той, что мы можем наблюдать на современном этапе?

 

-В первые послевоенные годы память о войне, образно говоря, была вытеснена другими задачами и историческими событиями. Только спустя примерно 10–15 лет после ее окончания началась планомерная реконструкция разрушающихся братских могил из недолговечных материалов, возникает поисковое движение, становятся достоянием общественности некоторые на время забытые страницы военной истории (в частности, подвиг защитников Аджимушкайских каменоломен). А в середине 1960-х гг. произошло то, что исследователи называют «брежневский мемориальный поворот» – резко повысился политический и символический статус Великой Отечественной войны. Она стала восприниматься как главное событие отечественной истории, даже более важное, чем Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 года. Потому что, в каждой семье был тот, кто пережил ужасы войны, кто мог рассказать об этом своим детям и внукам. И это вызывало гораздо больший эмоциональный подъем и чувство сопричастности, чем истории про штурм Зимнего дворца или сигнальный залп крейсера «Аврора». Именно в периоды «оттепели» и «застоя» сформировались те традиции, без которых мы не можем представить себе современную память о Великой Отечественной войне: строительство крупных многофункциональных мемориальных комплексов (таких, как мемориалы на Мамаевом кургане и Сапун-горе), почитание Вечного огня и Неизвестного солдата, школьные посты №1, «Вахты Памяти» и многое другое. Причем именно города-герои чаще всего становились центрами возникновения и распространения таких традиций. В то же время, в 1960-е гг., появились и некоторые уникальные ритуалы, присущие конкретным городам-героям и сохраняющиеся до сих пор. Например, это патриотическая акция «Бескозырка» в Новороссийске или факельное шествие на гору Митридат в Керчи.

Сегодня память о событиях 1941–1945 гг.- это та основа, вокруг которой во многом формируется самосознание и национальная гордость россиян. Периодически возникают различные мемориальные новации, такие как «Бессмертный полк». Однако и они имеют определенные аналогии в советском прошлом, например, с позднесоветской кампанией «За себя и за того парня», проводившейся в 1970-е гг.,  Ее суть заключалась в том, что члены трудовых коллективов не только вспоминали погибших героев войны, но и символически включали их в свои списки, отрабатывали за них производственную норму, а начисленную им зарплату жертвовали на строительство мемориальных объектов.

 

- Символично, что исследовательский проект «Память о Великой Отечественной войне в городах-героях Юга России (Волгоград – Севастополь – Керчь – Новороссийск), 1945-1991 гг.» завершен в 2020 году, который был объявлен Годом Памяти и Славы.

 

- Прошедший год был сложным и противоречивым. Однако, несмотря ни на что, внимание к 75-летию Великой Победы осталось на максимальном уровне. Хотя первоначальный план работы по нашему проекту пришлось несколько скорректировать, так как ряд архивов по санитарно-эпидемиологическим причинам был закрыт на длительное время, и не удалось совершить некоторые исследовательские поездки за пределы Крыма. Однако, в  мае 2020 г. в заочном формате была проведена тематическая конференция, в которой приняли участие исследователи военной истории и истории памяти не только из Крыма, но и из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Великого Новгорода, Тулы.  К слову – «юбилейность», то есть повышенное внимание к определенным событиям в связи с «круглыми» датами – одна из характерных особенностей исторической памяти. Вспоминать о героических и трагических страницах истории Великой Отечественной войны необходимо и уместно всегда. Но привлечь внимание и интерес общественности к каким-то событиям, персоналиям, памятным местам можно гораздо успешнее в рамках юбилейного календаря. В 2019 г. мы отмечали 75-летие освобождения Крыма, и это также повышало актуальность наших исследований в глазах общественности. Но этими датами мемориальный календарь не исчерпывается. Так, 2021 год станет годом 80-летия начала Великой Отечественной войны, и насколько я знаю, в нашем университете этому событию будет посвящен целый комплекс разнообразных мероприятий.

 

- Следовательно, будут реализовываться новые проекты на тему исторической памяти?

 

-Безусловно, это очень перспективное направление. По сути дела, за три года, благодаря нашим публикациям и участию в конференциях, Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского стал восприниматься как один из центров изучения исторической памяти. Появились приглашения выступить с докладами на крупных мемориальных форумах, рецензировать готовящиеся научные работы и участвовать в процедуре защиты диссертаций на данную тему. И это, конечно, является для нас стимулом к продолжению исследований в области memory studies.

 

                                                                                        Елена Озерян

                                         Пресс-служба КФУ им. В.И. Вернадского